Приворот на брачную чашу

Чтобы муж разлюбил вашу соперницу и снова полюбил вас, возьмите чашку, из которой он обычно пьет, и пойдите с ней в церковь, когда там идет венчание.

Встаньте в стороне и следите: как только жених и невеста пригубят данное им батюшкой питье из брачной чаши, тут же поцелуй те чашку мужа и идите домой. Там налейте в нее любое питье, какое любит ваш муж (молоко, чай, кофе, компот), и, прочитав над ним особый заговор, угостите мужа. Заговор такой:

У Господа Бога есть река Иордан,
Под мостом той реки – брачная чаша.
Кто под этот мост пойдет,
Из брачной чаши той изопьет,
Того измена стороной обойдет,
У того ни муж, ни жена никогда не уйдет.
Те люди до конца века рядом будут
И во веки веков друг о друге не позабудут.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Как сделать так, чтобы мужчина женился на вас

Из письма:

«Наверное, прочитав мое письмо, Вы скажете: “Глупая баба, сама уже третьего ребенка родила, а теперь замуж захотела”.

Прошу Вас, не судите меня слишком строго, я и сама знаю, что виновата, но дети мои не в ответе за свою мать.

Ради Христа, помогите мне в моей беде.

Дело в том, что много лет назад я сошлась с парнем, ни свадьбы, ни регистрации не было. Сперва он говорил мне, что пока денег нет на свадьбу, поживем, накопим, а потом и зарегистрируем отношения.

Мама моя – инвалид первой группы и не могла нам помочь деньгами. Но она сразу мне сказала, что если он не регистрируется со мной сейчас, то потом уже вряд ли мне предложение сделает.

Плакала она, предупреждала, но я его любила и верила ему.

Потом я забеременела и стала его просить до родов оформить наши отношения, но он ни в какую. Сказал, что не хочет позора – что это такое, невеста с животом! Вот рожу, тогда, мол, и заключим брак.

Ребенок наш родился слабеньким. И намучилась же я с ним… По целым дням от кроватки не отходила. А муж у меня такой человек, которому все только свежее на стол подавай. Вчерашнее он есть уже не будет.

Утром он уходит в шесть часов, а я должна встать в пять утра, чтобы ему завтрак успеть приготовить. Молочное он не ест, а мясо готовить долго, вот засветло и вскакивала.

Ребеночек наш был беспокойный: каждые двадцать минут просыпался. Мне нужно было все успевать: подгузники поменять, распашонки погладить, пеленки постирать, три раза свежую еду мужу приготовить (на обед муж домой приходил), воду натаскать, в доме убрать. Сама уже до ручки дошла – кожа и кости. Все время спать хотела. К тому же снова забеременела. Муж мне велел сделать аборт, и я уже записалась на прием к врачу, да тут муж заболел двусторонним воспалением легких.

Я его выхаживала и с абортом затянула. Родилась дочь, он в ней души не чаял, но все же в загс со мной не пошел.

Потом родилась Танюшка – третий ребенок. Шло время, я была хорошей, заботливой женой и матерью. О себе мало думала, лишь бы им было хорошо. И ни о чем его больше не просила.

В глубине души было обидно и стыдно постоянно его упрашивать жениться на мне. Утешала себя тем, что у нас дети, не захочет же он их бросить, вон они у нас какие умненькие да пригожие, да и похожи на него как две капли воды.

Жили мы вроде неплохо. Семья у нас была такая, какой и должна быть, во всяком случае, я тогда так думала. Мужу я полностью доверяла.

Когда моя мама умерла, я продала ее дом и все до копейки отдала мужу, он вложил эти деньги в свое дело. Стал фермером, мы с детьми, как могли, ему помогали.

Однажды моя соседка мне сказала: “Дура ты, Нюрка. Сделал он из тебя прислугу, а свою любовницу в меха одевает”.

Я так и села. В этот день я узнала о том, что у моего Николая давно есть любовница и что она намного моложе меня. Он ее из санатория привез и купил ей в нашем селе жилье. Вот до чего я дошла: ничего вокруг себя не видела, кроме семьи и бесконечной работы.

Стала я с ним вечером разбираться, а он мне:

– А кто ты такая, чтобы мне претензии предъявлять? Ты мне не жена, и даже дети записаны на тебя, а не на меня. И вообще, посмотри на себя, во что ты превратилась. Кожа да кости. Вон сколько у тебя на роже морщин! А руки? Посмотри на свои лапы, разве это женские руки? У моей Верочки ручки беленькие и мягонькие, как у ребенка.

Я ему говорю:

– Это от труда я такая стала, да и моложе она меня на пятнадцать лет.

Он меня даже слушать не стал, собрался и ушел из дому, сказав на пороге:

– В общем, баста! Иди, куда хочешь, а я сюда свою молодую жену приведу, сроку тебе три дня.

Наталья Ивановна, я встала перед ним на колени, заплакала и говорю:

– Я же тебе верила, прошу тебя, давай зарегистрируемся, у нас ведь с тобой дети.

Знаете, что он мне ответил?

– Это твои дети, ты их родила, я тебя об этом не просил. На регистрацию не надейся, уезжай из села по-хорошему, а детей мне еще молодая родит.

Идти мне некуда, детям я ничего о том разговоре не говорила, чтобы их против отца не настраивать.

Умоляю Вас, дайте мне совет, а если можно, то помогите!»

Действительно, есть такая примета: если люди сходятся без регистрации, то вместе им не бывать. Каждая женщина должна знать об этой примете и стараться не совершать ошибок.

Нужно уметь отстаивать свои права, хотя бы ради своих будущих детей.

Я искренне рада, что все-таки смогла помочь Анне Павловне. Муж к ней вернулся, они наконец-то зарегистрировались и теперь живут счастливо.

Способов вразумить мужчину, который любит свободную жизнь, много. Я научу вас самому простому, но очень сильному.

Купите под Рождество девять гвоздей, принесите их домой и вбейте в порог своего дома, приговаривая:

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Идут два монаха, несут икону,
На той иконе три святых лика,
Три Божьих чуда.
Иисус Христос народился,
Божий мир изменился.
Изменись и ты, раб Божий (имя),
Ко мне, к Божьей рабе (имя).
Дух твой и душа твоя,
Люби меня больше себя.
Ночами не спи, нигде покоя не находи:
Ночью при луне, вечером при звезде,
При солнце ясном, при закате красном.
Все, чтобы ты думал и гадал,
На уме, на разуме держал.
Венчаться венцом, обручаться кольцом.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Аминь.

Если муж не хочет исполнять супружеский долг

Из письма:

«Поскольку я не хотела бы называть свое настоящее имя, зовите меня условно Татьяной. Мне нет еще сорока лет, выгляжу я неплохо, тщательно за собой слежу, поэтому мне никто не дает даже тридцати лет. Несмотря на это, муж ко мне абсолютно равнодушен. Все разговоры о близости он пресекает грубой фразой, и я чувствую себя так, будто я – последняя шалава.

Я следила за ним, вроде у него никого нет, так почему он равнодушен ко мне? Может, он импотент?

К врачу он не пойдет, это точно, да и мне, если честно, постель не нужна, просто самолюбие это мое ущемляет: неужели же я такая никчемная, что он остыл и забыл свой супружеский долг?

Я буду с нетерпением ждать ответ на страницах Вашей новой книги.

Думаю, что не только у меня существует подобная семейная проблема, многим будет интересна эта тема».

Действительно, подобных писем очень много. Думаю, что нельзя сразу же делать однозначных выводов. Ведь вы, Таня, сами написали, что долгое время следили за своим мужем, но факта его измены не выявили. Муж вам верен, и для вас, наверное, это самое главное, тем более что вы пишете, что интимные отношения вас не интересуют.

Давайте поразмышляем. Что может быть, если вам дадут самый вкусный десерт (к примеру, торт)? Наверняка вы его съедите с большим аппетитом и будете вслух восхищаться этим кулинарным шедевром. Но если этот же торт вам будут подавать не только утром, но и днем и к ужину и завтра, и послезавтра, и по нескольку раз каждый день в течение многих лет? Думаю, что торт не просто вам надоест, он вам опротивеет.

Возможно, что это не совсем удачный пример, но тем не менее, если говорить начистоту, мужчина со временем теряет интерес даже к очень красивой женщине. Со временем жена становится ему такой же близкой и родной, как мать или сестра, он дорожит ею и жалеет ее, но при этом он уже физически не может испытывать былую страсть: жизнь – это не индийское кино.

Кроме того, согласно статистике, сейчас во всем мире наблюдается резкое снижение потенции даже у молодых мужчин. Ученые сходятся во мнении, что причиной этому служит колоссальное изменение общего фона радиации. Мальчики получают ее, еще находясь в утробе матери, чего не было еще во времена наших дедушек и бабушек, поэтому и у мужчин уровень потенции был намного выше.

Мир буквально заполонили мобильные телефоны, СВЧ-печи, компьютеры. И даже самый обычный телевизор является слабым источником излучения.

Атомные исследования во всем мире не прекращаются. С экологией творится что-то страшное, воды загрязнены. Сюда же добавьте постоянные стрессы… Все это влияет на наших мужчин.

Женщина гораздо больше защищена природой, ведь продолжительность жизни женщин на порядок больше, чем мужчин. К тому же мы не употребляем в таких количествах спиртные напитки. Поэтому не нужно делать однозначных выводов в отношении вашего мужа.

Будьте терпеливы, думаю, он страдает больше, чем вы, ведь самолюбие мужчины в этом плане гораздо легче задеть, чем самолюбие женщины. Другое дело, что этой ситуацией может воспользоваться соперница.

Я получила письмо от одного мужчины, которое не может не навести на размышления. Вот это письмо:

«Уважаемая Наталья Ивановна, Вашу книгу дала мне моя мама, Терентьева Таисия Потаповна. По Вашей книге она вылечила себе гангрену. Врачи хотели ей отнять ногу, но мама не дала, сказала, что если она и умрет, то с двумя ногами. “Не хочу лежать в гробу с одной ногой”, – сказала она.

Мама у нас очень хорошая, вырастила шестерых детей. Среди нас нет ни одного алкоголика, все мы получили образование, и мы все ее очень любим за доброе сердце.

Когда она заболела, мы были в отчаянии. Моя сестра где-то достала Вашу книгу и стала ей заговаривать гангрену. Вы не представляете, нога была вся черная. Но я был свидетелем того, как после прочтения заговоров на ноге появились вначале белые участки кожи, а потом осталось лишь несколько темных точек, которые вскоре тоже исчезли. В результате гангрена была побеждена. Теперь мама забросила костыли и ходит даже без палочки. Врачи только диву даются, но мама не велела рассказывать им, как мы ее лечили, а вернее, заговаривали ее ногу.

Вот так Ваша книга спасла жизнь нашей маме.

А теперь я обращаюсь к Вам, Наталья Ивановна.

Я внимательно прочитал все Ваши книги. Мне нравится, что люди могут с их помощью общаться друг с другом, делиться своими знаниями и набираться опыта у других.

Вот я и решил, что, может быть, прочитав мою историю, кто-то сумеет сохранить свою семью. В первую очередь я обращаюсь к мужикам: послушайте, мужики, мою историю и не торопитесь бросать своих жен.

Как я уже говорил, родители у нас были добрыми, но строгими. Мы никогда не видели мать и отца пьяными или с похмелья. Они осуждали пьяниц, а мы, дети, это запоминали. То, что я с отвращением отношусь к спиртному, – это заслуга моих родителей.

Мужики, если вы не хотите, чтобы ваши дети валялись пьяными под забором, не пейте сами, и этого будет вполне достаточно, так вы подадите пример своим сыновьям.

Наталья Ивановна, я себя не нахваливаю, не хвастаюсь, просто все, о чем я сейчас рассказываю, имеет непосредственное отношение к моей истории.

После армии я встретил свою будущую жену. Полюбил так, что дрожал, только заслышав ее голос. Что бы я ни делал, она всегда была перед глазами. До самой свадьбы боялся: вдруг она за меня не пойдет? А другой подруги жизни я тогда себе и не представлял. Мечтал иметь от нее детишек.

На свадьбе душа и сердце мои ликовали. Ее личико в окружении воздушной фаты казалось мне самым прекрасным на свете. Млея, я глядел на нее и готов был за нее жизнь отдать, не задумываясь.

Потом у нас родилась двойня – дочь и сын. Сына назвали, как меня, – Алеша, а дочь, как жену, – Светлана.

Не знаю, где я силы черпал, только все успевал: и дома, и на работе, и в институте – хотелось, чтобы жена мной гордилась.

Но время шло, и мы с ней менялись. Стал я замечать, что в постели мне с ней уже не так хорошо, как было прежде. Будто кто-то шептал мне на ухо: грудь-то у нее обвисла, животик появился, кожа не такая гладкая, морщинки появились – стареет. В общем, я ее больше не хотел, хоть и любил. Но любил как-то не так, как прежде, а как любят родных людей. Сказали бы мне, к примеру, что нужно отдать за свою семью жизнь, я бы отдал, а вот спать с женой не мог.

Несколько раз Света пыталась со мной поговорить об этом, спрашивала, не болит ли что, подсовывала мне “Золотой конек”. Я пил, но понимал, что она просто мне уже надоела и вряд ли мне это средство поможет.

А потом мой заместитель попросил меня взять его сестру секретаршей. Моя прежняя секретарша уходила на пенсию, и я сказал, что не возражаю против назначения.

Когда пришла эта женщина, молодая, с высокой грудью и тоненькой талией, у меня невольно забилось сердце. Я без конца вызывал ее к себе в кабинет, чтобы еще раз насладиться нежным ароматом ее духов, полюбоваться идеальной фигуркой и грудью в глубоком декольте.

Всякий раз в груди разливалось приятное тепло и внизу живота щемило так, что я готов был схватить это нежное, прекрасное создание и подмять под себя.

В конце концов так оно и случилось. Леся не отбивалась и не оттолкнула меня, она будто ждала этого момента. Не успел я моргнуть глазом, как она скинула свою кофточку, под которой не оказалось лифчика. Ее поцелуй был так сладок, что я чуть не потерял сознание. Мы безумствовали, целыми днями занимаясь с ней любовью: в кабинете, в машине, в сауне, в бассейне и на даче.

Мне тогда казалось, что я помолодел и стал ее ровесником, а ведь ей было только двадцать лет, мне же – почти пятьдесят.

Однажды я понял, что боюсь ее потерять. Было это под Новый год. Леся заявила мне, что не намерена проводить Новый год в одиночестве и либо я отпраздную с ней, либо она позаботится о своем досуге сама. Короче говоря, она мне ясно давала понять, что рядом с ней будет другой мужчина.

Я сказал ей, что Новый год буду встречать с семьей, но около двенадцати часов ночи сорвался из-за стола и поехал к Лесе. В своем воображении я нарисовал себе ужасную картину, от которой у меня ум заходил за разум. Я представлял себе молодого крепкого парня, обнимавшего мою любовницу.

Но Леся оказалась одна, и я с радостью подумал: “Это значит, что она чистое, невинное создание и действительно любит только меня!”

Я даже не думал о том, что в этот момент моя жена сходит с ума от волнения. Для меня в тот момент существовала только Леся.

Я задаривал ее подарками, купил ей золотые украшения, машину, шубу, а потом однокомнатную квартиру – хотел ее всем этим привязать к себе. Однако в то время я еще не думал о разрыве со своей женой.

А потом у нас с Лесей начались бесконечные ссоры, она плакала, обвиняла меня во всех смертных грехах, ставила мне ультиматумы… Но мы быстро мирились, как, впрочем, и бывает в таких ситуациях.

Жена все понимала, но боялась разрыва, поэтому пыталась мне во всем угодить и откровенно унижалась передо мной. Конечно же я ее жалел, но слишком сильно хотел быть с Лесей и оправдывал свое поведение. Я думал: “Никогда я жене не изменял, я их с детьми обеспечил, не виноват же я, в конце концов, что она больше меня не интересует как женщина. По чему я должен себе отказывать в удовольствии, я ведь не собираюсь с ней разводиться, не я первый, не я последний изменяю своей жене. Я не хочу терять последнюю возможность насладиться женским телом, да еще каким!”

И перед глазами тут же вставало красивое тело моей молодой любовницы. Я ее хотел, и я ее получал. Мысленно я называл ее “мой котенок”. Но моя кошечка стала выпускать коготки, которые наращивала в дорогих салонах.

Леся все чаще требовала денег. В конце концов она заявила мне, что хочет иметь свое дело, например салон красоты. А я боялся, что если у нее будут свои деньги, то она больше не захочет быть со мной, и всегда старался уклониться от этих разговоров. Но у Леси характер оказался тверже моего: она своего добилась.

Потом она поставила вопрос ребром: либо я развожусь с женой, либо она меня к себе не подпустит. Целый месяц она отказывалась со мной встречаться, пока я не сдался и не пообещал ей по телефону, что разведусь со Светланой.

Жена плакала и просила меня одуматься и не спешить с разводом. Говорила, что возраст свое возьмет и я не буду нужен молоденькой жене, на что я ей ответил: “Хоть год, но мой!”

Мы развелись, жена и дети уехали к родне на Украину, так как ей было слишком тяжело видеть меня рядом с женщиной, которая была моложе нашей дочери.

Что было дальше? Кошмар! По-другому, наверное, не скажешь.

Год мы прожили относительно нормально. Потом она стала все время отлучаться, а я ее дико ревновал.

Однажды она мне прямо сказала, что не такая дура, как моя бывшая жена, это, мол, только она могла терпеть такого кастрированного козла, как я.

А я действительно стал слаб по-мужски. Во-первых, сказывались годы, усталость; во-вторых, она почему-то меня уже так не возбуждала, как прежде. Видимо, сработала привычка, пропало ощущение новизны, я привык к ней. Только Света моя это понимала и никогда не предъявляла мне претензий, а вот Леся каждый день мне напоминала о моей несостоятельности.

От этого я еще больше терял уверенность в себе и не прикасался к своей молодой жене, боясь, что у меня ничего не получится.

Потом она меня бросила, предварительно обобрав до нитки.

У нее были хорошие, умелые адвокаты, она заранее подготовила почву к разводу, переписав все на себя.

Год я промыкался, а потом поехал на Украину. Мне ужасно хотелось увидеть детей и Светлану. Добрался и долго не решался зайти в дом. А когда решился… Мне сказали, что жены моей больше нет.

Оказывается, она умерла почти сразу, как только приехала. Дочь сказала, что, умирая, она просила детей не обижаться на отца, утверждая, что это она во всем виновата – не сберегла семью.

Она умерла из-за меня, и я это понимаю. Никто не сможет мне помочь исправить ошибку. Я даже не могу попросить у Светланы прощения.

Мужики, будьте верны своему дому, своей жене, которая носила ваших детей. Даже самая красивая любовница рано или поздно надоест вам.

В сущности, все женщины одинаковы. Ну килограммом больше или меньше – вот и все.

Я вот не понимал этого и теперь остался один. Не повторяйте моих ошибок. Вы не сможете их исправить, поверьте мне. Это я вам говорю совершенно точно.
Алексей Потапов, г. Киров».
Приворотные слова

Из рассказа Ушаковой Антонины П.:

«У меня приболел муж, и я повела его к знакомой медсестре Жене, чтобы она делала ему уколы. Короче говоря, у них завязался роман. Виктору, моему мужу, пятьдесят восемь лет, а ей всего тридцать два. Разница в целых двадцать лет, к тому же у нее есть свой муж, который ей абсолютно все прощает.

Не знаю, что она с моим мужем сотворила – опоила его чем или, может, так ему приглянулась, – только он теперь никого не видит: ни детей, ни внуков, ни своей больной матери, про себя я уже и не говорю.

Как он стал меня унижать и оскорблять – стыдно Вам рассказать. Говорит, что я старая перечница, не умею ничего в постели, хвастается, что молодая любовница делает для него все, что он желает. Стал спать в другой комнате.

Плюнула я на свою гордость, сама пошла к Женьке и говорю ей:

– Ты ведь все равно со своим мужем не разведешься: у вас с ним дети, – а Виктор мой давно не мальчик, больной уже весь. Это он при тебе хорохорится, а дома с унитаза не слазит. Кашляет по ночам, ревматизм у него… Да всех его болячек и не упомнить. Скоро на пенсию пойдет, а деньги, ты сама знаешь, какие пенсионерам платят. Ты ведь, Женя, даже не представляешь, как мне больно, когда он от тебя приходит и сидит как истукан. Да и как мужик он никуда не годен, зачем он тебе нужен? Давай-ка ты гони его, помучается, да и забудет. Мне ведь за ним в старости ухаживать, а с каким сердцем я это буду делать после всего пережитого?

А Женя мне отвечает:

– Это он с тобой холодный, а на мне скачет как жеребец, не буду я его гнать. Насколько его хватит, настолько и хватит. Я и вправду не собираюсь за него замуж, но и гнать тоже не хочу. Да ты не ревнуй: мне быстро мужики надоедают, верну его в целости и сохранности.

Не вытерпела я таких слов и кинулась на нее. Бусы ее по комнате рассыпались, а вечерам она мне звонит:

– Ну все, старая тварь. Я тебе не прощу твоего рукоприкладства. Теперь твой дед у моего подъезда ночевать будет. Я из него и из тебя крови попью, ты меня еще попомнишь.

И такое началось – словами не описать. Она с ним как кошка с мышкой играть стала: то приласкает, то прогонит. Он и вправду возле ее дома сидит, как пес на цепи. Не ест, не пьет, работу забросил. Я к нему с разговором: мол, все пройдет, образумится. Говорю, что он у меня мужик сильный, чтобы взял себя в руки. А он с такой ненавистью ко мне относится, будто это я во всем виновата.

Так я от всего этого устала, что собралась я и ушла жить к младшей сестре, а муж даже не спросил, зачем я чемодан упаковываю.

А у сестры мне тоже нет покоя – звоню домой, соседка говорит, что мой Виктор сильно запил.

Извелась я вся уже, хоть руки на себя накладывай».